Поэзия в кино. "Эйфория"

Простите за слог, ребятки, понесло...

Поэзия — это не только стихи, и не сколько стихи, сколько особая форма миорочувствования. Это средство коммуникации, причём средство очень специфическое. Я не ожидала встретить поэзию в кино, но Лена взяла меня на слабо: ты не сможешь в «эйфории» не найти 10 признаков поэтического произведения. А я ей: за кого ты меня принимаешь? Ничего я не смогу! И пошло-поехало.

Было уже поздно, я зажгла свечку и включила «Эйфорию» Ивана Вырыпаева. И с первых кадров поняла, что это моё кино.


 

Фильм не о любви. Потому что когда деревенская деваха в красном ситцевом платье стоит напротив Пахи из соседнего села, а в голове нет и мысли, что дейстиве как-то связано с деревней, ты понимаешь, что здесь речь как будто совсем о другом. Это не русское поле, это — античная сцена, предполагающая обезличивающе-соединяющую агонию. Село — это игра; камера двигается, играя, стараясь не заснять героя, а показать движением его переживания.

«Эйфория» — это, видимо, самая извращённо-прекрасная интрепретация измены: Она бросает семью, и уходит к Нему; Её муж застреливает обоих в финале. Но не постыдно ли говорить о сюжете, когда сама конструкция фильма — это игра исполнения; это как раз тот случай, когда важнее не «о чём», а важеннее «как».

Именно поэтому, когда хозяйский пёс откусывает палец дочке Веры, когда отец держит на руках ребёнка с окровавленной ладошкой, а сама Вера метается по дому в поисках водки, ножа-или-ножниц, камера неспиша окунает зрителей в это переживание, приравнивает его к мелочной сутете, к предчувствию чего-то большего. А поиск в этом эпиоде социального подтекста лишь подчёркнёт отдалённость зрительского взгляда от того, что автору было дейстительно важно показать.

В «закрытом показе» фильм обругали, заметив, однако, что автор как никто умеет работаь с цветом. С этим трудно спорить, потому что каждый кадр, взятый отдельно — это самоценный пейзаж. Являясь же частями целого, все они повествуют однородное стилистическое пространство, где с детской наивностью, с младенческим желанием потрогать первое, что попадается на глаза, изображены редкие, но конкретные и цельные формы.

Ведя разгоор об «Эйфории», необходимо большее внимание уделять именно стилистической стороне — не дополнению картины (чего бы следовало ожидать), а её костяку и худжественному центру. Тинейджерские кросовки, несколько растрёпанные аллюзии на Тарковского, большая железная кровать, на которой героиня засыпает себя песком, даже вилка, воткнутая в грудь сопернице на общесельской сходке — как много в этом Вырыпаева — и по-детски эпатажного, и по-взрослому увлечённого...

Конструкция фильма выходит за рамки сюжета, как бы танцуя над ним. Движение фильма — это музка, это любопытство камеры, это попытка жить в каком-то небытии — мире, где доктор о детском отрезанном пльце говорит, меланхолично жуя тростинку и смотря в даль, а Карасиха сидит на обочине, шиоко раздвинув ноги, и на вопрос отвечает, сладко потягиваясь: «Я там в овраге… так классно поеблась...»

В забытии этого пространства Вере снятся коровы. Как раз в тот момент, когда мучимый тихой ревностью муж-Валерий ходит по оврагу с ружьём, выжидая любовников. Первый выстрел -в корову на берегу, второй — в спину гребущего Пахи. Вера не старается спастись из-под окровавленного тела в тонущей лодке. Эйфария слепа, и даже смерть уступает в этой схватке. Вода наполнет лодку, Вера посвистывает; звук свиста становится всё менее и менее ясным...

Обсудить у себя 4
Комментарии (8)

Отлично написано!

Пасиибо, стараемся))

да, так написано, что посмотреть захотелось).

Большое спасибо, очень советую))

Значит точно посмотрю)).

Никогда не думала что так красиво можно описать этот фильм. Честно, мне он очень не понравился. Вся его смазанность сюжета и меланхолия. Однако, в одном ты права все отдельные кадры Эйфории действительно похожи на полноценные пейзажи. Это даже не фильм, а фотоальбом. Мало диалогов, движения, действий… Конечно на вкус и цвет фломастеры разные. Но за обзор 5 из 5! Потому что подборка кадров отличная и без сторонней помощи, я увы, не разгадала бы замысел режиссера и сценариста.

Спасибо за отзыв!)

Поэзия вообще отрицает сюжет как таковой. То есть история в любом поэтическом произведении — это как бы нечто вспомогательное по отношению к первичному ощущению автора. Ну, я так думаю)

Мне, наоборот, кажется, что дейсвтия в этом фильме очень много. Просто оно выпадает на камеру, на зрителя, а не только на самих героев.

У Тарковского такая же наблюдательная камера) Отсюда, вероятно, и возникают аллюзии на него)

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: