Алиса в стране Алис

*Внимание, много басурманского текста (хотя и с авторским переводом )!*

Первая моя рецензия на этом ресурсе рассказывала о фильме «Полено» Яна Шванкмайера. Теперь же мне хочется поделиться своими мыслями о другом его фильме, снятом на 13 лет раньше — об экранизации «Алисы в стране чудес», которая в русском переводе называется «Аленка».


 

Всего известно более 50 экранизаций «Алисы» с самого начала века: цифра значительная. Очевино, есть какая-то причина, по которой история кинематографа запечатлела такое рекордное количество воспроизведений одной и той же книги. И, возможно, эта причина заключается в исключительности оригинала и в тех трудностях, с которыми сталкиваются режиссёры при переводе «Алисы» с языка литературы на язык кино.

Я думаю, мало кто удивится, если я скажу, что любая разновидность искусства подразумевает свои, часто неповторяемые методы и инструменты творения — кисти и краски в живописи, звучание мелодии — в музыке и т.д. Литература и кино похожи, но априори не тождественны, из-за чего перед «переводчиком» встаёт ощутимая техническая проблема. Этот вывод становится особенно ясным, если принимать во внимание такие литературные произведения, которые воспринимается шедевром как раз за счёт чисто литературных особенностей, за счёт слога и языа, а их отснять невозможно в принципе.

На мой взгляд, трудность кино-прочтения «Алисы» состоит как раз в этом: у «Алисы» неповторимый язык. Неповторимость языка — естественный показатель любого «высококачественного» художественного высказывания, но одно дело, когда он, как у Достоевского, являеся невидимым каркасом, другое, когда отзвуки составляющих его слов становятся ощутимым двигателем художественной реальности.

Протекание действия в «Алисе» соразмерно аналогичому протеканию такого действия в жизни; ремарки к диалогам не замедляют повествования, а как бы дополняют его. Течение времени в сюжете «Алисы» развёрнуто в наше читательское сейчас, и оно крайне стремительно и подвижно. Алиса падает в нору, бежит за кроликом, играет в крикет — каждая глава — это захватывающая читатетелей (в прямом смысле — захватывающая с собой) лавина, безостановочное движение. Именно эта особенностей, даже больше, чем сюжет, даёт право называть «Алису» сказкой (т.к. сказка не может быть медлительной и скучной). Обратимся к самому началу, вчитайтесь, на сколько художественное время соразмерно читательскому:

Alice was beginning to get very tired of sitting by her sister on the bank, and of having nothing to do: once or twice she had peeped into the book her sister was reading, but it had no pictures or conversations in it, 'and what is the use of a book,' thought Alice 'without pictures or conversation?'

Алисе заметно поднадоело сидеть рядом с сетсрой на берегу и бездельничать: раз или два она заглянула в книгу, которую читала сестра, но в ней не было ни картинок, ни реплик диалога. «И для чего нужна книга — подумала Алиса, — в которой ни картинок, ни реплик?..»

Язык, который создаёт эффект присутствия, входит в контраст с «осыпающимся» сюжетом.  А он, действительно, неуловимо высыпается из рук, переливается из одной картинки в другую, как это делают образы в голове больного с высокой температурой. Есть даже мнение, что в «Алисе» не важно расположение глав: их можно тасовать, как карты в колоде, и от этого общая атмосфера ничуть не изменится. Вывод, конечно, спорный, потому что логика развития сюжета в книге присутствует; но мысль об общей и какой-то слишком однородной атмосфере глав стоит раздумий.

Сюжет осыпается, но это осыпание как бы не заметно в каждом сюжетном отрывке сказки, ведь все они идут по-нашему, читательскому и «здоровому» времени. Я считаю, что флёр, в который погружается каждый, взявший в руки «Алису», ощущение какой-то явной несостыковки при общей видимой стройности, возникают как раз из-за этого сочетания языка «здесь и сейчас» и ускользающего из пальцев сюжета.

В целом «Алиса» представляет из себя какое-то однородное пространство, в котором всё и вся каждую секунду движется. Поэтому, видимо, вне тела всей истории глупыми кажутся многочисленные стихи, в большинстве своём пародии, работа которых осуществляется только в контексте.

И каким же образом можно в кино вытащить всю эту сложнейшую структуру, построенную средствами сказанных слов, но не зримых образов?

Дело, скорее всего, в том, что экранизация чего-то значимого, как и перевод с иностранного языка, должна отрываться от оригинала; не бежать за ним, как опоздавший за трамваем, пытась именно «воспроизвести», а именно понять логику движения по рельсам; не воспринимать исходный текст цельным, а раздробить его на тысячи осколков, которые станут материалом для нового произведения.

По первому пути пошли авторы традиционалистских экранизаций, например, Ник Уиллинг (1999). Они сняли «Алису» с позиции читателя, а ведь это всё равно, что сделать подробный конспективный доклад исходного текста — он будет стремится по своей форме, но по своей сути никогда не достигнет оригинала. Шванкмайер же предпочёл второй путь, и снял «Алису» в ключе сюрреалистического кино, а ведь ничто, как сюрреализм, так не обнажает подсознательную перетекающую работу.

Отправной точкой для режиссёра стало ощущение героини Кэррола как девочки, запертой в своём мире, то есть в мире тысячи тысяч себя, в мире таких же Алис. Каждый образ, каждое движение переменчивости в сказке — это дело рук, а вернее, ума, самой героини. Это неоднократно подчёркивается: Алиса попадает в мир своих игрушек и сама становится куклой.  В каждом эпизоде Алиса сталкивается с привычными детскому глазу вещами: грибком для шитья, кукольным домиком. Она переходит из комнаты в комнату, как будто находится у себя дома, а финальная сцена вообще очень похожа на родительское наказание за невыученный урок и за тайком съеденные сладости… Но самое важное — именно Алиса проговаривает авторские комментарии оригинальное текста, появляющиеся всякий раз, когда кролик в слух беспокоится, что опоздал.

— Сказал белый кролик.

В эти моменты камера показывает только рот Аленки, тем самым как бы подчёркивая, что именно она формирует сюжет, и, соответственно, становится назывателем реальности. Даже самому автору нет места в этом загерметизированном пространстве.

Шванкмайер решил этот мир Алисы в череде Алис сотворить не таящим угрозу, как в оригинае, а откровенно пугающим и опасным. Он снял хоррор — на сколько это было технически возможно в конце 80х и выходило по карману небогатому и не очень молодому чешскому режиссёру. Страна чудес превращается в страну кошмаров, и педантичная маленькая леди превращается следом в напуганного ребёнка.

С экрана доносятся два основных мотива: мотив страха остаться в одиночестве (погоня за белым кроликом) и ощущение замкнутого пространства. Всякий раз, когда Алиса пытается выдвинуть ящик стола, куда кролик умудряется исчезать, она отдирает ручку. Игрушки, больше похожие на рыбьи внутренности, пытаются выманить Алису из большого кукольного домика, где она итак еле помещается. И, наконец, схватив её, превращают в предмет, напоминающий что-то типо матрёшкообразного саркофага, лишая её пространства полностью.


В фильме царит атмосфера механистичности. Этому не мало способствует съёмка, ведь «Алиса» — анимированный фильм. Движения героев — отрывочны и малоестественны; головокружительный полёт в нору у Шванкмайера становится неторопливым движением вниз по лифту, установленному между двух полок с банками, в которых Аленка находит иголки и булавки в варенье. Интересная находка — уменьшение Алисы в эпизоде с гусеницей. Алиса есть правую сторону гриба, и деревья уменьшаются в размере. Левую — они увеличиваются. Действительно, зачем Алисе самой меняться в размере, если есть альтернативные способы?

1.

2.

3.

`I think it works quite well. But not like i expected` thought Alice to herself.

«Хорошо работает. Правда не так, как я предполагала» — Подумала Алиса.

В Шванкмайерском фильме нет голоса эпохи: париков, вежливых и педантичных обращений, чинных описаний короля и королевы; вместо них — предметы быта его времени. Но он не стремился показать тот, привлекательный, но чужой мир. Он предпочёл кальке свободное творчество. И, по-моему, здорово получилось.

 

Обсудить у себя 2
Комментарии (17)

Спасибо, было очень интересно прочитать. Я любитель Алисы, думала, что посмотрела все возможные варианты, но оказалось, что нет))) Это очень арт-хаусная Алиса, как мне показалось, но подход очень и очень интересный))

А моей самой любимой останется Алиса 1999 года, не знаю почему, но больше всех люблю её. И мой любимчик — Шляпник, там восхитителен))

Спасибо на добром слове)

Я два раза смотрела кранизацию 99го (мы ведь об одной говорим?) два раза: в детстве и недавно) Помню, когда первый раз увидела, у меня просто дух захватывало)

Всех этих вариантов и не пересмотришь..)

Она вроде одна))) Я смотрела в детстве первый раз, и потом несколько раз натыкалась в процессе жизни, никогда не могла переключить и смотрела....)))

И не говори, она прям завораживающая какая-то. Особенно лес)))

Это да, сейчас она популярна стала, вроде како-то новый сравнительно сериал есть, но я не стала смотреть, не хочу( Бартоновская, из последних, была ничего, но просто как «вариация на тему», но вот актриса-Алиса меня жутко бесила Х_Х

Ха-ха, у меня такая же петрушка былы в детстве с сейлар-мун (не знаю, почему она выскочила вдруг)).

Мне почему-то не понравилась экранизация Бёртона (вот я догадывалась, что эта тема всплывёт в комментах). Там как-то много анимации, эффектности, красочности, и она вседена к какому-то американскому блокбастеру. С фильм 99го ни в какое сравнение не идёт, по-моему)

отличное сравнение XDDD

К ней у всех отношение или со знаком + или со знаком -, а это о чем-то да говорит))) А я и не говорю, что она схожа с 99м годом. Я же потому и написала, как «вариация на тему» — это далеко не классическая Алиса, да о том и отношение Шляпник-Алиса говорит, да и много чего ещё. Но фильм вполне себе ничего, ну как на мой вкус)

На вкус и цвет  Мне тут вообще недавно написали, что мои кино-прристрастия сводятся к тягомотным артхаусным фильмам, где смысла ни на йоту...

Если поразмышлять, то случай с Алисой — это, скорее, общее место, чем частное) Любой оригинал, если так посмотреть, можно постараться адаптировать для зрителей, а можно удариться в творчество (но тогда экранизация окажется менее кассовой).

Вот так заявление)))) Ну почему же, в арт-хйсных фильмах есть смысл, если только режиссер хороший, а не «юное дарование», которое открыло в себе гения и решило, что арт-хаус — то когда ничего не понятно и много обнаженки 

Ну, если так посмотреть, то так можно о любом «классическом сюжете» сказать, пример тому — современный Вий, тоже слегка отошел он от своего оригинала)

ахах Я даже побоялась на него идти по этой причине) Мне столько про этот фильм «хорошего» нарассказывали, и к тому же рядом с нашей общагой повесили плакат с рекламой этого фильма… Короче, я пока не готова 

Под юным дарованием ты имеешь ввиду Германику?))

Я тоже, у меня просто все друзья посмотрели — все перессказали, так что я могу и не смотреть даже  Я вообще, если честно не очень радую то, что наши классику переснимают))

Ну… как одну из представителей, но она такая не единственная, да и не только наши отечественные дарования встречаются, за рубежом их тоже пруд пруди)))

Из последних экранизаций, которые я смотрела, меня впечатлили «Герой нашего времени» и «Идиот».  Но в общем и целом… Ты смотрела «Счастливый конец»? Это можнь расценивать как внезапный эпилептический припадок у российского кинематографа...

У меня именно с Германикой возникла ассоциация. Вот это уже из серии «давай поиграем с тобой в одну игру. Сможешь трясти камерой сильнее, чем я?»

Нет, я вообще редко что-то отечественное смотрю, предвзятое у меня отношение)))) А что там за «конец» такой?

ахахах))) это точно)) Ну вот я не так давно писала про «Спящую красавицу» — с заявкой на арт-хаус, но по сути… дерьмо дерьмом погоняет)

На мп писала?) Хотелось бы почитать))

А счастливый конец… Эт фильм по мотивам рассказа гоголя «Нос». Только в оригинале нос убежал от хозяина, а в фильме половой орган. Это такая жесть… Даже рассказывать об этом как-то совестно; вот ролик, если интересно...

Было дело, это был период просмотра странных фильмов)))

Воу, по твоему перессказу уже чую апокалипсис

Аж пол часа обзора Оо хорошо, посмотрю на досуге, обзор конечно))) Могу тебе в замен предложить посмотреть получасовой обзор Ностальгирующего критика посмотреть, это просто один из «шедевральнейших фильмов», как по мне 

ахаха классный обзор) Половой акт на уровне пупка — это сильно))

да-да-да  я когда первый раз смотрела — у меня вообще истерика была))) мы с парой друзей уже это на цитаты разобрали))

А мы со своими — обзор про счастливый конец)

ахахха)))) это конечно феерия 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: